Не надо грязи: почему в Дагестане продолжаются отравления

Сергей Гурьянов 25.02.2021 21:39 | Регионы 21

Ветхие очистные сооружения и самовольные врезы приводят к печальным последствиям

В больницу Каспийска (Дагестан) с симптомами отравления обратились 29 человек, 26 из них — несовершеннолетние. Предположительная причина — питьевая вода. Это лишь один из немногих подобных инцидентов в республике: только за последние полтора месяца отравились водой сотни людей в Дербенте и Хунзахском районе. Что случилось с водой в Дагестане, разбирались «Известия».

Вода не по норме

С 23 по 24 февраля в Каспийске с симптомами отравления попали в больницу 29 пострадавших, 26 из них — дети преимущественно дошкольного возраста. Проверку в связи с происшествием начала прокуратура, СУ СК по республике возбудило уголовное дело по п. «б» ч. 2 ст. 238 УК РФ («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей»).

Первая же версия, озвученная источником в городской администрации, — причиной стала вода, подаваемая в город. Это предположение категорически отвергли в МУП «Водоканал», заявив, что подаваемая в дома Каспийска вода соответствует нормам СанПиН. Исполнительный директор МУП «Водоканал» Магомедгаджи Шапиев пояснил, что независимая лаборатория ежедневно проводит исследования и за последние дни химических или бактериологических нарушений зафиксировано не было.

Одновременно местные СМИ со ссылкой на Роспотребнадзор сообщили, что вода в Каспийске 21 и 22 февраля якобы не соответствовала нормам СанПиН. В республиканском Роспотребнадзоре пока не обнародовали результаты исследований, заявив лишь, что проводятся исследования водопроводной воды и биоматериалов, полученных от больных.

ГУ МЧС по Дагестану организовало подвоз питьевой воды в Каспийск. Кроме того, в городе приступили к гиперхлорированию воды в микрорайоне «Кемпинг», где и произошло отравление.

Системные отравления

Инцидент в Каспийске так бы и остался одним из периодически происходящих в разных городах страны отравлений. Однако именно в Дагестане частота подобных инцидентов зашкаливает. Только за два неполных месяца 2021 года это уже третий крупный случай: в середине января более 300 человек отравились в Буйнакске, в начале февраля — 64 человека в Хунзахском районе. Оба раза в воде обнаружили возбудителя дизентерии. Выяснилось, что в Буйнакске, например, в водопроводной ветке были многочисленные самовольные врезки, из-за чего трубы оказались затоплены, а «колодцы» заполнены канализационными стоками.

В прошлые годы отравления водой в Дагестане также не были редкостью. В январе 2020 года около 200 человек пострадали по этой причине в Кизляре, в марте 2019 года — около 100 человек в Хасавюрте. В 2016 году около 400 человек отравились водой в Махачкале.

Проблем с водой хватает и без отравлений — летом многим городам ее просто не хватает. В Буйнакске до сих пор воду дают по часам. В том же Каспийске зимой пришлось организовать подвоз чистой воды из-за загрязнения источников, из которых ведется водоснабжение города.

Врач Республиканского центра инфекционных болезней осматривает пациента в Махачкале

Фото: РИА Новости/Башир Алиев

— Тогда не туда пошло русло реки Талгинки — и попало в резервуары, из которых снабжали Каспийск, — рассказал «Известиям» заместитель председателя комиссии в Общественной палате Дагестана Шамиль Хадулаев. — Причиной был человеческий фактор, проводились работы, из-за которых реку перекрыли. В итоге было целое бедствие — из всех районов возили чистую воду в Каспийск, за 80 км от города.

В городской администрации Каспийска в декабре объясняли инцидент иначе: на город обрушились сильные ливни, и в озеро Рыбье попали дождевые стоки вместе с мусором. Причиной называли устаревшие очистные сооружения, построенные еще в 70-е годы прошлого века. По словам представителя администрации, реконструкцию очистных сооружений города планируется начать в 2021 году.

Хадулаев отметил, что пока неясно, с чем связано новое отравление в Каспийске — с той проблемой или есть какая-то другая причина.

Администрация города и региональное управление Роспотребнадзора не ответили на запрос «Известий» до момента публикации текста.

Дела обстоят очень плохо

Заведующий лабораторией Института водных проблем РАН Евгений Веницианов замечает, что в законодательстве предусмотрены все необходимые требования, которые касаются качества питьевой воды, но нередко они не выполняются.

— Первое, на что нужно обратить внимание, — источник питьевой воды, — сказал он «Известиям». — Это либо подземный источник, который чаще оказывается надежным, либо поверхностные воды — как правило, должен быть водный объект наподобие большого пруда или водохранилища, где она накапливается. И такие водные объекты бывают не очень хорошо защищены от загрязнения.

В этой ситуации, говорит он, очень важно соблюдение режима охраны санитарных зон источников водоснабжения — и в России с этим «дела обстоят очень плохо».

— Береговые зоны как наиболее привлекательные для отдыха застраиваются, используются для мероприятий, которые могут приводить к загрязнению воды, — говорит Веницианов. — Это беда, делать этого нельзя. Поэтому первое, с чего надо начинать, — обследовать источники водоснабжения.

замена водопровода

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Полегенько

Вторая возможная проблема — системы водоподготовки, считает Веницианов. По его словам, водные объекты в России довольно сильно загрязнены — особенно в вододефицитных районах страны, к которым относится Дагестан.

— Поэтому требования к технологии очистки должны быть очень жесткие, — говорит он. — Может возникать ситуация, когда вода недостаточно очищается на станциях водоподготовки.

Веницианов замечает, что существует регламент водоподготовки, по которому в лабораториях воду должны проверять на токсичность несколько раз в день. От добросовестности выполнения этих мероприятий зависит безопасность населения.

По его словам, есть и еще одна распространенная причина отравлений: доверие людей к родникам, колодцам, из которых на самом деле использовать воду без специальной подготовки не следует.

— В малых населенных пунктах всегда есть свой родничок, куда люди ходят собирать воду, — говорит Веницианов. — В Дагестане мы занимались изучением этих маленьких родничков — и увы, половина из них непригодна для питья. Очень многие родники с водой, которую пить не следует.

Масштаб катастрофы

Руководитель регионального исполкома ОНФ в Дагестане Джамалудин Шигабудинов подтвердил «Известиям»: главными причинами частых отравлений в республике действительно стало отсутствие очистных сооружений в городах и районах и загрязнение водных артерий бытовыми и хозяйственными отходами.

— Это две основные проблемы, без комплексного решения которых ситуацию с качественным водоснабжением населения нам не изменить, — считает он. — В городах очистные сооружения не справляются с объемом сточных вод, а в селах всё сбрасывают в реки, которые несут эти воды в море. Объекты водоснабжения не имеют санитарных зон, их эксплуатация и обслуживание не проводятся на должном уровне.

По его словам, практически все сети в республике — как внутригородские, так и магистральные водопроводы — находятся в ветхом состоянии, что становится причиной попадания нечистот в водопровод после водоочистки. Проблемы есть с очистными сооружениями, с отстойниками для воды — и в целом малым объемом водохранилищ, не рассчитанных на растущее население. Плохо соблюдается и санитарное законодательство.

Одна из водопроводных колонок города Дагестанские Огни

Фото: ТАСС/Алиев Башир

— Так, Кайтагский водовод введен в эксплуатацию в 1965 году, его гарантийный срок истек 20 лет назад, — рассказывает Шигабудинов. — Участок трубы от села Чинар Дербентского района до Дагестанских Огней находится в ветхом состоянии и систематически латается. Это грозит попаданием в воду загрязняющих веществ. Для обеззараживания воды используется примитивная хлораторная установка, которая требует реконструкции.

В крайне изношенном состоянии находится и водовод Каспийск–Избербаш, введенный в эксплуатацию в 1984 году. Рядом с ним земельные участки выделяются под сельскохозяйственную и предпринимательскую деятельность — появляются теплицы, СТО, автомойки. Все отходы могут попасть в водовод, считает Шигабудинов.

— Собственники участков закрывают доступ к водоводу и незаконно врезаются в трубу, — говорит он. — При реконструкции насосной станции-1 на озере Рыбье и водопровода в районе международного аэропорта трубу заменили на меньший диаметр, что снизило пропускную способность в четыре раза и увеличило нагрузку. В результате на ряде участков происходят прорывы.

Шигабудинов замечает, что в 2019 году активисты ОНФ провели мониторинг водоснабжающих объектов, направили свои предложения местным властям, но должной реакции с их стороны не последовало. По его словам, было решено создать карту сливов, чтобы показать масштаб бедствия и выработать конкретные предложения по исправлению ситуации.

— Сейчас ведется обследование морского побережья, рек и озер республики, — сообщил он. — Эксперты проводят анализ воды в местах сливов. По предварительным результатам, мы видим многократное превышение предельно допустимых норм по всем показателям.

Анализ в кабинетах

Директор Института экологии и устойчивого развития Дагестанского государственного университета Алимурад Гаджиев в разговоре с «Известиями» заметил, что проблем в регионе с водой две: изношенность сетей и халатность чиновников на местах.

— Деньги, которые системно выделялись в том числе в рамках нацпроекта «Чистая вода» 2011–2017 годов, попросту разворовали, — утверждает Гаджиев.

По его словам, программа «Чистая вода» действовала с 2011 по 2017 год. Сейчас стартовала новая — в рамках нацпроекта «Экология». В паспорте регионального проекта предусмотрено обеспечение к 2019 году 80% населения региона качественной питьевой водой.

Мужчина набирает воду в канистру на улице дагестанского села

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко

— По факту же мы видим, что цифры взяли с потолка, анализ ситуации в целом, инвентаризация объектов, видимо, делались в кабинетах, — говорит Гаджиев. — Недавно я читал статью, где цитировался чиновник из сферы ЖКХ: «Мы освоили миллиард рублей, и в республике наконец-то 30% жителей будут обеспечены качественной питьевой водой». Но ведь в паспорте регионального проекта сами же написали, что 80% уже обеспечены…

По его словам, такая ситуация складывается не только в Дагестане — аналогичные проблемы, например, в Калмыкии, где выделенные на программу деньги, говорит Гаджиев, разворовали и теперь возбуждены уголовные дела. В Дагестане же проблема усугубляется еще и тем, что начинают высыхать источники.

Евгений Веницианов замечает, что все проекты «Чистая вода» в регионах преследуют правильные цели, но большой вопрос, была ли хорошая, доказанная экспертами программа с правильно расставленными приоритетами. Кроме того, считает он, необходимо серьезно контролировать эффективность расходования средств. Веницианов полагает, что к контролированию исполнения программ нужно привлечь общественность, в том числе организации экологов.

Исключительно антропогенное

При этом, говорит Гаджиев, республика сама по себе вполне обеспечена водными ресурсами, но эту воду не могут правильно подать населению в соответствии с требованиями СанПиН.

— Мы постоянно мониторим качество питьевой воды в своем институте. По химическому составу она вполне соответствует нормам — особенно в Махачкале, Каспийске, где из реки Сулак воду подают. А вот по бактериологическому анализу всегда есть отклонения, поэтому отравления и случаются. Разбираться надо с сетями. И те деньги, которые выделяются в рамках программы «Чистая вода», нужно эффективно расходовать. Все-таки какой-то надзор должен быть.

Руководитель Аналитического центра коллективного пользования Дагестанского федерального исследовательского центра, доктор физико-математических наук Малик Гафуров, который несколько лет назад проводил анализ воды в горных районах Дагестана, подтверждает: в регионе нет больших проблем с химическим составом воды.

Местные жительницы у источника в селе Нижнее Гаквари Цумадинского района

Местные жительницы у источника в селе Нижнее Гаквари Цумадинского района

Фото: ТАСС/Сергей Савостьянов

— Мы делали анализ на содержание вредных химических элементов в воде, — сказал он «Известиям». — В целом по химическому составу в 32 горных районах Дагестана есть небольшие недостатки фтора, йода, есть слишком минерализованные источники, но нет таких, которые могли бы привести к отравлению. В высокогорных районах вода почти дистиллированная, такую пить постоянно тоже нельзя, будут проблемы с зубами из-за отсутствия фтора. В низменных районах есть артезианские источники, где очень много мышьяка, но и он в таких дозах, что надо пить по несколько литров воды, чтобы отравиться.

Он подтверждает: отравления происходят из-за микроорганизмов, которые попадают в воду с канализацией, после сброса трупов животных в неположенных местах . Так что причины происшествий — исключительно антропогенные, сама по себе вода пригодна для питья.

Фото превью: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Подробнее на: ИЗВЕСТИЯ

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора