За что дали Нобелевские премии. Объясняют сибирские ученые

Илья Кабанов 12.10.2021 11:12 | Наука и техника 19

Фото: © Alexander Mahmoud / nobelprize.org

Почему меняется климат, как создавать новые лекарства и в чем причина боли — Тайга.инфо вместе с сибирскими учеными объясняет, за что в этом году вручили Нобелевские премии в научных номинациях.

Физиология и медицина

Кто получил: Дэвид Джулиус и Ардем Патапутян.

За что дали: «за открытие рецепторов температуры и осязания».

«Джулиус в свое время пытался определить рецептор, чувствительный к капсаицину — веществу, которое содержится в жгучем перце и отвечает за его острый вкус, то есть искал не температурный, а болевой рецептор, поскольку именно капсаицин влияет на болевые ощущения, — рассказала главный научный сотрудник Института нейронаук и медицины СО РАН Тамара Козырева. — Ученые под его руководством вшивали в ДНК специально клонированных клеток кусочки генов, которые находили в сенсорных волокнах, и перебирали эти гены до тех пор, пока клетки, по природе не чувствительные к капсаицину, не начинали реагировать на это вещество. Таким образом исследователи обнаружили ген, кодирующий белок ионного канала, реагирующий на капсаицин».

Затем оба лауреата, Джулиус и Патапутян, обнаружили холодочувствительный канал. Кроме того, Патапутян идентифицировал рецепторы, которые реагировали на механические раздражители. Это был кропотливый процесс: ученые выключали в клетках нейробластомы поочередно гены, а их в клетках содержится до 30 тысяч. Так удалось обнаружить ген, который кодирует белок ионного канала, реагирующего на механическое воздействие.

Важность идентификации ионных каналов в том, что они участвуют во многих процессах в организме человека. «Непосредственно влияя на них, можно менять и функции клеток и органов, — объяснила Тамара Козырева. — Поэтому на эти каналы ученые смотрят именно с точки зрения потенциальных терапевтических эффектов, этим занимаются сейчас во многих лабораториях, в том числе и в нашей».

Физика

Кто получил: Сюкуро Манабе, Клаус Хассельман, Джорджо Паризи.

За что дали: Манабе и Хассельман получили половину премии за «физическое моделирование климата Земли, количественную оценку изменчивости и надежное прогнозирование глобального потепления», а Паризи досталась вторая половина за «открытие взаимодействия беспорядка и колебаний в физических системах от атомного до планетарного масштабов».

«Впервые в истории присвоения Нобелевских премий награда по физике вручена климатологам, — рассказал главный научный сотрудник Института вычислительной математики и математической геофизики СО РАН Геннадий Платов. — Это вызвано тем, что проблема изменения климата становится все актуальнее и актуальнее».

В частности, Сюкуро Манабе удалось построить численную модель климатической системы Земли, включающую в себя модель атмосферы и океана. Он установил правдоподобную связь между радиационным балансом на поверхности Земли с конвективными вертикальными процессами, происходящими в атмосфере.

В свою очередь, Клаус Хассельман оценил возможности климатических моделей в предсказании дальнейших изменений климата. Он смог определить роль антропогенного фактора (то есть, влияние людей на климат), и показал, насколько это значимая компонента, отметил Геннадий Платов.

Химия

Кто получил: Бенжамин Лист и Дэвид Макмиллан.

За что дали: «за развитие асимметрического органокатализа».

«За долгое время Нобелевскую премию получили именно химики, химики-органики, — отметил доцент школы химических и биомедицинских технологий Томского политеха Павел Постников. — Потому что последние годы ее часто вручали за «околохимические» работы в области медицины и биомедицины. Конечно, химическое сообщество радо такому результату».

По словам Постникова, метод асимметричного органокатализа сделал синтез органических соединений значительно боле экологичным. Кроме того, этот метод позволяет синтезировать хиральные зеркальные молекулы, часто встречающиеся в биологически активных соединениях — лекарствах. Ученый заметил также, что химия гипервалентного йода, которую развивают исследователи Томского политеха — один из типов органокатализа.

Экономика

Кто получил: Дэвид Кард, Джошуа Ангрист и Гвидо Имбенс.

За что дали: Кард получил премию за «эмпирический вклад в экономику труда», а Ангрист и Имбенс — за «методологический вклад в анализ причинно-следственных связей».

«Нынешнюю премию можно назвать поистине народной, — объяснил Максим Ананьев, выпускник Новосибирского госуниверситета, научный сотрудник Мельбурнского института прикладной экономики и социальных исследований, автор подкаста «Большие вопросы». — Часто бывает, что награждают людей, которые делают крайне важные исследования, но они настолько эзотерические, что большинство экономистов очень примерно понимает, о чем речь. Нынешние лауреаты — полная противоположность. Их работы знают все, их подходы повлияли радикальным образом на то, как экономисты проводят исследования».

По мнению Ананьева, главная заслуга нынешних лауреатов в том, что они убедили экономистов, что даже самые сложные вопросы о причинно-следственных связях между событиями можно изучать с помощью данных. К примеру, работы Дэвида Карда с соавторами были посвящены тестированию наивных экономических интуиций — вроде его знаменитого опровержения постулата о том, что госрегулирование минимальной зарплаты должно увеличивать безработицу. Оказалось, что это происходит далеко не всегда,

Описывая вклад нынешних лауреатов, часто применяют термин «революция достоверности», продолжает Максим Ананьев. По его словам, речь про изменение подходов к эмпирическим исследованиям в сторону меньшего количества предположений и большего внимания к контексту, поиску ситуаций в реальном мире, которые наиболее убедительным образом приближали бы контролируемый эксперимент. Придумывание таких методов, исследование их свойств и убедительное применение — в этом основная заслуга Ангриста, Имбенса, Карда и их соавторов.

Илья Кабанов, научный обозреватель Тайги.инфо

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора